Хоровое пение как «богословие в звуке» является свидетельством Пришествия Христова на землю. Монастырский хор, исполняя клиросное послушание,  наполняет Богослужебные тексты певческим образом Света Христова, Пасхальной радости.  Особенность хорового звучания нашего монастыря связана со школой монастырского пения, созданной главным регентом Троице-Сергиевой лавры, профессором МДА и Семинарии, архимандритом Матфеем (Мормыль). Еще студентами регентского класса, мы заслушивались знаменитым и неповторимым «матфеевским» читком, через который входила в душу упорядоченность и внутреннее согласие с ней. «Молитвенное пение, распевность - какой необыкновенный мир», - говорил о Матфей. Стихия обиходного пения, поразившая его в Почаеве еще в юности, войдет с ним в академическую школу. С поступлением о. Матфея в Троице-Сергиеву Лавру, мужской и смешанный хор, в будни и праздники, будет звучать особенно, с апостольской убедительностью и силой выражения.

В осенние дни 1988-го г., когда благословением владыки Ювеналия первая группа сестер приехала в Коломну, и все храмы монастыря были закрыты и разрушены, - мы читали только Псалтирь и Евангелие в домике приютившего нас о. Василия (в постриге иеромонаха Петра). На первой службе (Сретение Господне 15 февраля 1989 г.), уже пел небольшой хор, но состав его был больше из трудников, - тех, кого старец Наум прислал помогать расчищать «мерзость запустения». С этого дня было восстановлено Богослужение в монастыре. На первую Пасху ночью пришло всего несколько человек, в Коломне была утрачена традиция ночных Богослужений Великих Праздников. После Лаврского Пасхального Торжества увидеть такое оскудение было невыносимо горько. Таким было начало.

 

Архимандрит Матфей и обучение нашего хора

Среди ежедневных послушаний участие в хоровых спевках и службах было самым «желанным» делом. Выстроить партии в архитектонику аккорда совсем еще не умевших петь сестер было если не просто, то и не безнадежно. Так «слепился» громкозвучный хор, и архимандрит Матфей (Мормыль), спустя много лет, как-то сказал о нашем исполнении: «достойно»! Он нам помог понять, что поет весь человек - и затылком, и ступнями, и душой, и сердцем, и как ты поешь – это твоя «слава Богу!» Как выдающийся педагог, он находил такие образы, что мы начинали понимать объемность каждого слова. «Как вы проговариваете «свет»? Не теряйте согласную – т (свет). И «с» произносите не так», - батюшка задумался. «Матушки, знаете, как в магазине продавщица отмеривает материал? Отмерила, потом надрезала и раз! – рванула, так и вы исполняйте «свет» - рваните. «Свет во откровение» - с вкручиванием, каждый слог как вкручиваете, «свет во откровение языков!» В конце соберитесь и друг друга слушайте – мозжечок сделайте светлым, мозжечком нарисуйте свет! И пойте с чесночком!» 

Архимандрит Матфей и издание нот

Говорили, что архимандрит Матфей не любил «делиться» нотами, и приводили разные доводы, забывая еще один аргумент: ноты были только рукописные, нотных книг не было. Электронная библиотека нот. Первый небольшой сборник был издан в 90-е, и вот его предистория. 
Объединенный хор Троице-Сергиевой Лавры, МДА и Семинарии под управлением о. Матфея пел на патриаршей службе в Серпуховском мужском монастыре, сестры были приглашены вл. Ювеналием. После службы, ошеломленная впечатлением от первого до последнего звука, прошу: «батюшка, вот бы издать ноты к архиерейской службе. Начать с «от Восток солнца до Запад», потом «облачение». Батюшка подумал и говорит: «тогда и «Милость мира» добавить и запричастный концерт» - и стал размышлять, что еще и каких композиторов. План был выстроен и мы счастливые «полетели» с новым заданием: издаем ноты! Когда я принесла уже отпечатанный сборник, то, как говорят, лед тронулся. Теперь каждая встреча с батюшкой была со тщательной проработкой следующего сборника. Мы часами сидели в проходной, батюшка продумывал, спрашивал, дополнял, менял и так до тех пор, пока не выстраивался принятый им состав сборника.  Переложение на ноты стихир, антифонов и седальнов, которые согласно Лаврскому Уставу не читаются в Великий Пост, а пропеваются, батюшка обозначил как «свое приношение к 2000-летию Христианства». Сестры монастыря подготовили компьютерный набор и макет нотных сборников, а о. Матфей подшучивал: «матушки Компьютирины, как дела?»  

Богослужение

Миссия нашего хора и Архимандрит Матфей

Но самое незабываемое – это совместное участие хоров в церковных торжествах: в освящении Храма Христа Спасителя, в Богослужении на прославлении Новомучеников Российских, в Успенском храме Московского Кремля и другии миссия хора.
«Одно на службе, другое – на концерте. Здесь нужна своя изюминка». И среди невероятного напряжения батюшка всегда находил, как пошутить: «Что, каблучков нет? Стерлись? Нет, именно на каблучках, пружинисто: Спаси Господи, люди Твоя...» 
Батюшка помогал нам выстраивать концерный репертуар на Богемо-Саксонском фестивале, который мы с огромным успехом исполнили в Германии и Польше. В каждом городе на братских могилах русских солдат мы пели панихиду и вычищали заброшенные уголочки кладбища.  Участие нашего хора в юбилейных церковных торжествах, юбилейных государственных праздниках, было по ходатайству архимандрита Матфея. И хотя каждый раз мы «падали от страха», но это были незабываемые события.
Ушел из жизни архимандрит Матфей и, милостию Божией, наш хор тоже пел на отпевании в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры, и стихиры, переложенные на распевы по нотам архимандрита Матфея, звучали сердечным плачем... и с благодарностью, что он открыл нам истинную красоту церковного богослужебного пения.