Св. блж. Любушка (Сусанинская)

 

 

Старец Наум, наш духовный отец, исполненный глубокого чувства соборности Церкви, трудные решения всегда сверял с благословением святых. Он особо почитал блаженную Любушку, частенько и нас посылал к ней в Сусанино. Сразу покупали билет в Петербург и уже наутро были в маленьком домике, где внимательный взгляд и буквально одно слово блаженной могли изменить все, разрубить гордиев узел сомнения, дать ясность и мир. И тогда хотелось еще и еще спрашивать и не хотелось уезжать. Провожая, Любушка долго махала нам своей ручкой, благословляя и отгоняя те злобные силы, которые одна она видела.
Любушка очень много для нас значила. То, что ее слова сбывались, удивляло, но не особо – о таком можно прочитать в любом житии святых. Больше удивляла она сама, кроткая, всегда живущая внутри себя, даже на людях ни на минуту не оставлявшая своей молитвы. И молитва ее была особенной, она словно «писала» на ладошке, поминая кого-то, или, покачивая головой, напряженно кого-то убеждала, иногда говорила вслух о чем-то... Она иначе, чем другие, видела мир, смотрела не на деревья и красивые облака, а на души людей и «видела» их, «слышала» тех, кто просил ее о помощи. Она молилась и боролась за них так кротко и сильно, что было ощущение близости неба и настоящей жизни.
Батюшка очень почитал блаженную Любушку, и она всегда батюшке помогала. Сколько духовных чад исходили все дорожки в Сусанино! Поговаривали, что старец и Любушка «друг другом прикрывались». Он пошлет к ней, а сам молится, по дороге «отступит горе», доберется посланец до Любушки, а та ему: «А ты спроси отца Наума», – и тоже помолится. Вот так и помогали вместе.
Разобщенность и нетерпимость разрывают многие семьи, а у святых – дивное единство и радость общения «Христа ради», как говорила Любушка. Поражает подвиг блаженных. С виду «немудрые», без ученых званий и профессорских должностей, они доказали, что «немудрое (Божие) премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков» (1 Кор. 1, 21). Поэтому и бежали к ним за советом, и принимали сердечно «слово правды».
Блаженной Любушке мы рассказывали о восстановлении монастыря, об освящении храма блаженной Ксении, а в то время действующим был один только Троицкий храм. Любушка, покачивая головой, говорила, что нам нужен еще храм, и посвящен он должен быть обязательно Матери Божией. Тут мы спохватились: как же так? Мы даже не воспринимали всерьез уже не очень похожее на храм, закрашенное масляной краской и перерезанное стенами здание бывшей Покровской церкви. Но оно-то и есть храм, посвященный Пресвятой Богородице! Сразу начали его реконструкцию. За тысячи километров от нас в духе видящая «далеко отстоящая», святая наша современница в мире, «образ которого уже проходит», помогала нам «сорадоваться истине», кою она по-апостольски утверждала. 

Биографические факты из жизни блаженной Любушки.
Блаженная Любушка родилась 17 сентября 1912 г. в деревне Колодези Сухинического района Калужской области в многодетной крестьянской семье Лазаревых. Отец, Иван Степанович, был церковным старостой, в середине 1920-х гг. его арестовали и сослали в Сибирь, откуда он не вернулся. Мать, Евдокия Ивановна, умерла еще раньше, когда девочке было всего четыре года. До 18 лет Любушка прожила у тети. А когда та, начав ее сватать, говорила: «Определить тебя хочу», – отвечала ей: «Господь определит. Он создал меня не для мира, а для Себя». Но тетя не унималась, и тогда Любушка уехала к брату в Ленинград, где тот помог ей устроиться на завод «Треугольник» калошницей. Вредное производство быстро отразилось на ее здоровье – Любушка заболела туберкулезом. Перешла работать на бельевую фабрику кастеляншей, но тут потребовали обманывать: резать простыни пополам, чтобы из одной получалось две. Она не соглашалась: «Нет, не имею права, никто и не сможет закрыться половинкой. Нельзя этого делать, грех». «Ну, раз нельзя делать, уходи по-хорошему».
Что ей пришлось претерпеть, один Господь ведает. По благословению схииеромонаха Серафима Вырицкого, Любушка приняла на себя подвиг юродства. Ночевала, где придется, часто под открытым небом. Терпела голод и холод, в дождь и снег ходила босая. Иногда оставалась на ночлег у верующих, а случалось – и у неверующих, если духом провидела их погибель, – чтобы помолиться о них. Любушка пережила ленинградскую блокаду, во время которой не раз предупреждала людей о том, куда упадет бомба. И люди стали приглядываться: где блаженная девушка выбирает себе место, там и безопасно, значит – ни бомбы, ни шальные пули не грозят. Тревога, голод и жизнь, где придется, не сломили ее духа. После войны скорбей не убавилось: Любушка жила без прописки, а тогда это было серьезным нарушением, но она шла по жизни, стражей Ангелов хранимая. 
Однажды Любушка сама показала, где будет жить. Как-то раз женщина по имени Лукия (Лукия Ивановна Миронова) шла по дороге, а Любушка стояла и молилась, отвернувшись к лесу. Дойдя до блаженной, Лукия остановилась, а Любушка, которая, по рассказу самой Лукии, «...зорко на меня смотрела-смотрела, прямо сквозь меня, провидя как... и говорит: “Остановись. Ты где живешь?”  А я: “Да в таком-то доме”. Любушка: “А я этот дом знаю. Раньше монашка в этом доме жила... А можно к тебе переночевать?” А когда пришла в дом, то сказала: “И я здесь теперь жить буду”».
Много лет (двадцать один год с половиной)  блаженная Любушка прожила в доме Лукии Ивановны Мироновой. К этому дому и сходились все дорожки. С утра до позднего вечера сусанинские жители, встречая вновь приехавших, подсказывали: «К блаженной Любушке? А вот туда поверните». Молилась блаженная Любушка в храме всегда стоя, никогда не садилась. А ночью сядет на кровать, завяжется, посидит. А когда все улягутся, она опять молится. Словно подвиг столпничества несла. 
Некоторое время блаженная жила при Свято-Николо-Шартомском мужском монастыре (в селе Введенье Шуйского района Ивановской области). Мы с сестрами и там ее навещали и, с ее благословения, записали очень значимые для нас слова. В 90-е годы общим было переживание возможных новых гонений. Монастыри и храмы только-только открыли, но надолго ли? На этот вопрос блаженная Любушка ответила: «Живите, не думайте. Предайтесь Богу и славьте Бога. Не думайте о том. Просите у Бога милости, живите с Богом». А когда мы еще спросили, придет ли антихрист, и сказали, что боимся, она уверила: «Радуйтесь, поднимите голову, близится всеобщее избавление».
Отпевание блаженной Любушки было совершено в Вышневолоцком Казанском женском монастыре. Она скончалась в день праздника Усекновения главы Иоанна Предтечи 11 сентября 1997 года. В домовом храме Иоанна Кронштадского два хора (один – наш, Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, второй – братий Шартомского монастыря), а вместе с нами и множество других людей, любящих блаженную Любушку, пропели последнее благословение Церкви уходящей в вечную жизнь – «Вечную память». Разрешительную молитву прочитал архимандрит Никон. Сейчас вспоминаем слова блаженной: «До сорокового дня ничего у меня не просите»…Поминая блаженную на панихиде, мы теперь просим ее о помощи и надеемся на скорое признание ее подвига и причисление блаженной Любушки к лику святых, Богу угодивших. Это так нужно нам, живущим: чтобы были написаны служба святой, тропарь и кондак и установлен день ее памяти...

Интервью Игумении Ксении с теми, кто любил блаженную Любушку