Летопись. 1919-1988

Изъятие церковных ценностей

Изъятие церковных ценностей

Древние здания монастыря и церковное имущество не оставались без внимания специалистов, которые делали всё возможное для сохранения культурного наследия. С их помощью весной 1922 г., во время компании по изъятию церковных ценностей в помощь голодающему Поволжью, ризница Ново-Голутвина монастыря была включена в «Список монастырей, соборов и церквей, хранящих исключительные историко-художественные ценности, подлежащих ведению Главмузея Н.К.П.». Предусматривалось, что изъятие в 103 перечисленных там монастырях и храмах должно производиться с участием сотрудников «Главмузея», но, очевидно список, датированный 31 марта 1922 г., не везде на местах довели до сведения.
8 апреля из бывшего мужского монастыря Коломенская комиссия по изъятию церковных ценностей в присутствии настоятеля игумена Варсонофия, верующих В.Н. Орлова, Е.А. Галишникова, А.Ф. Боровкова произвела изъятие. Конфискованы: серебряные 4 кадила, трехсвечник, помазок и елейница, сосуд с прибором, 8 лампадок, дарохранительница, крест и ризы общим весом 2 пуда 10 фунтов 24 золотника. С митры снят жемчуг, «количество и вес коего не определён ни весом ни счётом», несмотря на участие ювелиров. Через три дня газета «Правда» от 11 апреля 1922 г. в рубрике «На голодном фронте» объявила на всю страну, что в Коломенском уезде «изъято… из мужского м-ря серебра 9 п. 10 ф. 24 з. и много мелкого жемчуга», преувеличив вес на 7 пудов.

Закрытие храма Святой Троицы

Документы из архива СТНГ. Богослужение в Троицком храме продолжалось. В декабре 1927 г. Коломенский горсовет заключил договор с Троицкой Ново-Голутвинской общиной верующих (77 чел.) на аренду храма бывшей обители. В 1928 г. общиной руководил иеромонах Иоанн (Балагуров).
Около 1930 г. Троицкий храм был закрыт. Исчезли иконы, известные из метрики 1887 г.: Святой Троицы - одна была написана в 1707 г. «жалованным» иконописцем Оружейной палаты Тихоном Филатьевым, другая выполнена на кипарисовой доске с изображением внизу Коломенского кремля; икона Знамения Пресвятой Богородицы с клеймами, на которых изображалась история её явления и вид Новгорода с кремлёвской стеной и храмами; местночтимая икона преподобного Сергия Радонежского.
Здания монастыря окончательно перешли в пользование многочисленных жильцов и организаций. В апреле 1934 г. городской финансовый отдел продал монастырскую колокольню Коломенскому патефонному заводу. Церковь Святой Троицы в 1940-1950 гг. сдавалась в аренду швейно-ремонтной артели, Сергиевская – мастерской «Мособлхудожфонда». Десятки лет древние здания эксплуатировались на износ. Новые хозяева пробивали дверные проёмы, ниши для полок, ставили многочисленные перегородки. При этом постройки обители входили в «Списки памятников архитектуры, подлежащих государственной охране в Московской области.

Возможность получить реальную государственную защиту и войти в реставрационную программу появилась у федерального памятника с принятием Советом Министров РСФСР решения от 6 мая 1968 г. о создании в Коломне историко-архитектурного заповедника. В разработанной специалистами треста «Мособлстройреставрация» программе в 1971 г. значительная роль отводилась Ново-Голутвину монастырю. Бывший архиерейский корпус и здание консистории предполагалось использовать под гостиничные номера для будущих туристов, а в семинарском корпусе поместить красный уголок и администрацию комплекса. Подклет Троицкого, как вариант Покровского храма отводился под ресторан. Верх реставрированной церкви Святой Троицы планировался под музей. При благоустройстве территории предполагалось разбить плодовый сад такой же, как в XVIII веке.
Грандиозные планы не воплотились в жизнь, но все-таки в 1973 г. в Ново-Голутвине монастыре начались реставрационные работы. Первыми для проведения обмеров и подготовки проектно-сметной документации на объект пришли архитекторы-реставраторы В.А. Мозжеров, В.В. Тепляков во главе с ведущим архитектором С.П. Орловским. Затем настала очередь реставраторов коломенского участка треста «Мособлстройреставрация», восстановивших за период с 1975 по 1977 г. монастырскую колокольню. Колокольню полностью оштукатурили, восстановив утраченные русты. В ярусе звона с южной стороны каменщики заложили кирпичом растёсанные при скидывании в 1920-х гг. большого колокола стороны проёма. Шпиль и купол перекрыли коломенские специалисты, а пьедестал шпиля сложной конфигурации выполнил московский медник А.И. Морозов. Был установлен крест на куполе.
В 1977 г. комплексная бригада Н.И Шепелёва в составе В.С. Ахтырко, А.Б. Виноградов, А.А. Горячев, Л.А. Жерновков, Н.П. Кривошапов, К.В. Ломакин, И.Г. Савин, восстановив лопатки с внутренней аркадой северной стены ограды, приступила к реставрации церкви Святой Троицы, освобождённой от склада гражданской обороны. Предполагалось по следам срубленного декора, архивным и иконографическим материалам восстановить первоначальный облик здания. В процессе восстановления декора порталов и окон, карнизов, пилястр и колонок на них по сохранившимся с XVIII века потёкам, разбрызганным каплям краски, художник А.Д. Червяков выполнил проект полихромной окраски храма. Полностью проект реализован только в 1999 г. насельницами монастыря. Впервые на коломенском объекте реставраторы восстановили снесённое в годы атеизма завершение – барабан, главу и крест. Ранее вместо креста по идеологическим соображениям ставили обычный лом. В ходе работ разобрали западную паперть, которая была пристроена в XIX веке и не входила в концепцию восстановления здания в первоначальных формах. Определённые трудности возникли при реставрации интерьеров апсиды, четверика и трапезной. В многочисленных поздних перекладках с трудом читались следы древних ниш, но благодаря опыту архитекторов и реставраторов их удалось восстановить.
Значительную помощь реставраторам оказывали шефы – предприятия Коломны. За монастырём решением исполкома был закреплён завод тяжёлого станкостроения.
Для расширения фронта работ и улучшения условий проживания из зданий монастыря постепенно отселяли жителей. К 1982 г. был выселен архиерейский корпус, и сразу к обмерным и исследовательским работам приступили архитекторы К.В. Ломакин и В.А. Мозжеров. Во время работ в строительном мусоре удалось обнаружить многочисленные фрагменты изразцов XVII–XIX веков.
Восстановление архиерейского корпуса затянулось на годы, во многом из-за неясного дальнейшего функционального использования: то приспосабливали здание под гостиницу, то под музыкальную школу, поэтому реставрационные работы шли эпизодически.