Интервью игумении Ксении с А.Б.Малаховой



  • часть 1
  • часть 2

00:00:00Игуменья Ксения: Блаженная старица Матрона, Матрена Дмитриевна Никонова,  родилась в 1885 году в селе Себине Тульской губернии Епифанского уезда (ныне Кимовский район). Село это расположено километрах в 20-ти от Куликова поля.  Родители ее, Дмитрий и Наталья, крестьяне, были людьми благочестивыми, честно трудились, жили бедно, печку топили по-черному соломой, так как дров не было.  Зимой спали в печке.  В семье было четверо детей: двое братьев, Иван и Михаил, и две сестры, Мария и Матрена.  Матрена была младшая в семье. Нося Матрену во чреве, мать видела вещий сон. Девочка родилась слепая, с сомкнутыми веками, с закрытыми глазами – глазницы как бы высохли. Так и прожила всю свою жизнь. Необыкновенные знамения сопровождали крещение ребенка. Особое избрание Матрены проявилось уже в младенчестве. Бывает, мать запеленает дочку и уложит спать, а проснется ночью – ребенок сидит в иконном углу на лавке и играет, по-своему разговаривает с иконами. Как она туда попала, никто не мог понять. Она рано перестала играть с детьми, потому что сверстники ее обижали, и почти всегда сидела дома. Еще в детстве у нее появился дар духовного рассуждения и ведения, способность предсказывать различные события, и уже тогда к ней стали приходить люди за  советом. Сначала свои, местные, а потом и из других городов и губерний. Матрена постоянно молилась, любила стоять на службах в храме, но, когда ей исполнилось 17 лет, у нее отнялись ноги. Господь не дал ей возможности видеть мир телесными глазами, но воздал ей стократ, одарив свою избранницу духовным зрением, которым  она проникала в тайны видимого и невидимого мира. Блаженная Матрона получила от Господа благодатные дары прозорливости, чудотворения и исцелений.
В 1925 году матушка уезжает из Себина в Москву, где она и прожила до самой своей смерти. Москву матушка очень любила, говорила: «Это святой город, сердце России».  К ней постоянно шли люди, иногда до сорока человек в день. Время от времени она переезжала с квартиры на квартиру, духом предугадывая готовящиеся неприятности, и всегда накануне прихода милиции, так как жила без прописки (времена были тяжелые, и все боялись ее прописать).
Умерла она 2 мая 1952 года, о чем ей было открыто за три дня до кончины.
Сегодня мы имеем возможность транслировать передачу, которая была приготовлена несколько лет назад, это разговор с Антониной Борисовной  Малаховой, которая сейчас является инокиней Антониной.  Она расскажет о своей встрече с Матроной в жизни и о своем служении этой великой блаженной святой после ее смерти.

Матушка Антонина, в миру Антонина Борисовна Малахова, еще при жизни знала блаженную старицу Матрону. Попросим ее рассказать нам о ней.

00:05:21Антонина Борисовна Малахова: Матронушку блаженную знала я, конечно, еще живую. Было мне года 22. Была я у нее на станции Сходня перед ее смертью, за несколько месяцев. Она приняла очень хорошо, все сказала, что мне будет в будущем, предсказала мне судьбу, сказала, чтобы я как бы прислуживала у нее на могилке, когда она умрет – так выразилась.
Когда она это все нам сказала, то подозвала нас к себе, благословила, читала над нами, над нашей головой минут 10-15 вместе с мамой. Потом благословила, и мы пошли. Хотели мы еще раз подойти к ней, но, когда собрались поехать, сказали нам, что она умерла. Так мы расстроились, конечно, но что делать…  Так должно было быть, время, наверное, пришло, что ее смерть пришла. 
После мы узнали, что привезут ее в Ризоположение к шести часам. Мы хотели поехать в Лавру по плану, но сказали, что не поедем, потому что не успеем встретить.
Легли спать, мама в 5 часов разбудила: «Матрона сказала – идите, успеете везде, и меня встретить успеете, и в Троице-Сергиеву лавру съездить». Вот так мы по ее слову встали, быстро оделись и поехали. Когда приехали туда, отстояли службу, началась панихида, мы подали бумажку на панихиду новопреставленной блаженной Матроны.
Тогда батюшка, который служил панихиду, спросил: «Кто подал бумажку?»
Мы ответили, что мы подали.
– А что, она умерла?
– Да, да, она умерла.
– А когда?
Ну, мы сказали, что в шесть часов ее привезут в храм Ризоположения. В храм Ризоположения (почему она благословила туда ее), потому что там был батюшка отец Николай, который был прозорливый, чтобы именно он ее отпевал.
И тогда вечером в этот день (привезли ее в шесть часов) приехало очень много монахов из Троице-Сергиевой лавры. Панихида большая была, молились очень много, и все уехали наутро обратно.
Лежала она в середине храма, все к ней подходили, поклоны клали. Лицо открыто было, потому что она была не монашенка, ручки открыты были, и все прикладывались к ним.
Я в то время по храму ходила как бы по воздуху – такая радость была.
Когда повезли ее хоронить, было очень много людей: кто на автобусе, кто пешком пошел. В это время даже трамваи остановились – было очень много людей на ее похоронах.
И. К.:  Матушка Антонина, скажите, пожалуйста, где похоронили блаженную Матрону?
А. Б. М.: Похоронили ее на Даниловском кладбище, тоже по ее завещанию. С 1952 года по сие время… я с 1952 года за ней ухаживала по 1998 год, пока не изъяли ее мощи из могилки. Далее, значит, я ходила к ней, но пока я работала, я просто контролировала, там были бабушки. Я ходила 10 остановок пешком от Петроградской больницы после трех часов дня, поскольку я работала до трех дня. Ходила, проверяла, как там было, чтобы было все хорошо. Потом, когда пошла на пенсию в 1994 году, я уже перешла постоянно на каждый день – ежедневно пребывала там. Люди приходили, с людьми надо было беседовать, поскольку книги не было. Пришлось все рассказывать, какие она чудеса делала, когда она была живая, поскольку я это все знала. Люди с охотой слушали, даже плакали.
Когда время подошло, – нужно писать книгу, – старцы благословили собирать житие блаженной Матронушки. Вот тогда мы с одной монахиней отправились собирать житие там, где она родилась, там, где и я родилась. В это село поехали, пока люди еще не ушли. Была зима. В каком году – не помню, наверное, в 1985 году мы там прожили четыре дня и собирали житие, всех опрашивали. Наверное, часов до 11 ночи. Утром были в храме на службе, а потом занимались этим делом. Когда всех опросили и вокруг в районе, ну… и с Богом поехали.
Привезли все материалы, там их обработали. Потом надо было найти Зинаиду Владимировну Жданову, которая очень много знала, потому что она с ней жила. Я стала просить Матронушку: как бы она меня с ней соединила, потому что 10 лет как она переехала, и я ее не видела. И прошла неделя, как я просила Матронушку – эта Зинаида является, приходит. Я что-то делала на могиле, встаю и вижу, что это Зинаида. Узнала ее, обнялись крепко. Я ей говорю: «Как ты мне нужна!» Она говорит: «Я все знаю». И она присоединилась  к нам и очень много написала в книге. Мы ей все эти бумаги отдали, она составляла и писала.
Далее эта книга была отпечатана, но  была еще не выпущена. Года два-три было благословение, чтобы ее читали только на кладбище. Когда люди собирались, читали, по 30-50 человек. Очень плакали – навзрыд, потому что книга была такая, что не выдержишь и заплачешь.
 И тогда я подумала, сколько же так можно читать, надо просить Матронушку, молиться ей, чтобы книга уже вышла в люди. Тогда старцы благословили, что ее уже нужно напечатать. В Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь отвезли материалы и напечатали. И тогда уже вышла в продажу, люди все брали эту книгу.
И. К.: Дорогая матушка, вы много лет были на кладбище, и каждый день встречали людей, которые приходили почтить память блаженной Матроны, помолиться ей. И до того, как была издана книга, мы знаем, что вам пришлось много трудов положить, чтобы рассказать о всех чудесах, которые Матрона творила для людей и в своей жизни, и уже после смерти.
Расскажите, пожалуйста, об этом времени.
А. Б. М.: После того, как вышла книга, люди стали читать. И очень много людей стало приходить, даже стала очередь в воскресенье и в субботу, нескончаемый поток, не видно было даже конца очереди.  В дни памятные, как день преставления и день ее Ангела, людей было очень много. Нам пришлось приглашать милицию, человек 11-12, милицию этого района. Они не отказывали и к нам приходили, потому что было очень много народу, люди стояли по 7-8 часов в очереди, чтобы приложиться к Матронушке в эти памятные дни. Они хорошо помогали, поворачивали очередь. Мы их, конечно, кормили, все во славу Божию! Они к нам приходили.
Когда все уходили (до 11-ти часов приходили), потом все из милиции подходили, кланялись и просили, как будто «еще приглашайте нас, пожалуйста, нам очень хорошо здесь».
Один спросил, как день Ангела узнать? Я ему сказала, что когда день рождения, а после этого числа смотрите день Ангела. Вот, например, девятого мая вы родились, вот и смотрите после этого. Он говорит: «Вы прозорливица, я 9 мая и родился». Я ему говорю: «Я грешная, какая я прозорливица!»  Дело в том, что в это время Матрона меня вразумила, чтобы я сказала для укрепления их веры. Она вразумила, а я ответила. Матрона иногда так вразумляет.
И. К.: Из жизни православной церкви и из житий многих святых мы знаем об их особой доброте, которая касалась не только тех, кто живет в лоне православной церкви, но даже и тех, которые были вне православной церкви.
 Матушка, может, вы помните о благотворении блаженной Матроны тем, которые были вне церкви?
А. Б. М.: Люди ходили, очень много всяких людей ходили. Люди ходили других вер, Матронушка всех принимала. По их вере она им помогала. И мусульманам помогала, и католикам помогала. Некоторые из них переходили в православие, потому что она им сотворила какое-нибудь чудо.
Одна семья пришла молодая, у них мальчику три годика, на ножку не наступал. Мусульманская молодая семья. Два раза пришли, на третий раз стал на ножку наступать, как бы исцелился. И они сразу перешли в православие. Хотя их родители им запрещали, они все равно перешли в православие и стали ходить в храм и часто ходить к Матронушке.
Таких случаев было много.
И. К.: Расскажите, пожалуйста, о детстве Матроны, было ли что-нибудь в ее детстве особенное, отличающее ее от других детей?
А. Б. М.:  Блаженная Матронушка родилась в селе Себине Епифанского района Тульской области. Родители были очень бедные, они топили печку по-черному, то есть дым шел в дом. Матронушка родилась четвертым ребенком – было два брата, сестра и она четвертая. Когда ей нужно было родиться, мать ходила беременной, и ей было предвозвещение. Во-первых, когда она как-то вышла в огород, утром рано, ее осияло звездой кругом. Она думала: что это такое? Не придала значения. Ей был сон такой: ей приснилось, что птичка села к ней на руку, слепая птичка, и улетела в окно. Она думала: что это такое значит? Тоже не знала. Когда уже народился ребенок, Матронушка родилась слепая, но она уже сон разгадала. Вот этот сон был к тому, что ребенок родится слепым.
Далее, когда Матронушка была маленькая, она уходила под иконы или на полочки или снимала иконы на стол и пела с ними. Пение такое церковное. Мать хватится ее, ищет – ее нет. Где же она есть? Она отвечала: «Мама, я здесь, сейчас приду к тебе».
Матронушка уже с раннего возраста стала предсказывать. С детьми она очень мало гуляла, потому что дети ее обижали. Ругались, что она слепая. То в яму ее посадят, то еще куда. И она не стала с ними ходить гулять больше. Уже когда она большенькая стала, лет семи, приходит сестра, которая была выдана замуж за четыре километра от их деревни, у нее было четверо детей. Тогда была война, в 1914 году, взяли ее мужа. Ну, она начала плакать, что убьют его. И что она будет делать с детьми? А она бежит и говорит: «Ты сама вперед его умрешь». Та заругалась на нее, что та так говорит.  Мама говорит: «Да ладно, дочка. Сказала, да и сказала, не обращай внимания». Так и получилось, что, когда она уехала к себе, заболела брюшным тифом и умерла, дети остались сиротами. Это было первое предсказание.
И. К.: Мне хочется добавить немножко из книги – описание того, как ее обижали дети.  Когда Матронушке было уже три годика, иногда она выходила на улицу, а девчонки крапивы наломают, крапивой ее настигают и в яму глубокую посадят. А потом спрячутся и смотрят, как же она оттуда вылезет. Она с трудом вылезала и шла домой. Когда они ее потом звали играть, она им отвечала: «Не пойду я больше, вы  меня крапивой стрекочите, в яму сажаете, ругаете меня слепой, смеетесь надо мной». И не стала больше гулять с детьми.
Матушка Антонина, расскажите, пожалуйста, остались какие-то воспоминания о том, как Матронушка ходила в храм?
А. Б. М.: Она… когда ходила в храм – когда не ходила в храм. Храм был рядом с домом ее, через дорогу. Она стояла всегда у двери или иногда у хора стояла и подпевала им. Но когда была еще ходячая.
А когда она принимать Святые Таинства стала, ей было уже открыто, что у нее отнимутся ноги. И, когда она приняла Святые Таинства, конечно, ноги у нее и отнялись. И с этого времени она стала сидеть, ходить уже не могла, была сидячей. Но все равно: сидячей она всех принимала так же, как и всегда.
И. К.: Матушка Антонина, нам очень хочется знать, как выглядела Матронушка в жизни. Сейчас многие ее любят, молятся ей, есть иконы с ее изображением, но что было особенное в ее облике?
А. Б. М.: Маленькие ножки, ручки пухленькие всегда были, глаза прикрыты были, потому что они были слепые у нее. Небольшого роста, сарафанчики носила пестренькие и кофточки, бантики любила носить. К себе прилепляла бантики из ленты или из материала.
И. К.: Дорогая матушка, а вот не знаете ли вы, куда путешествовала блаженная Матрона?
А. Б. М.: Матронушка в свое время в Иерусалиме была,  потому что возили, были богатые люди, помещики, они везде ее брали, почему не брать такого человека, с которым хорошо было везде ездить.
Также были они в Питере у Иоанна Кронштадтского. Когда была служба, она стояла у двери. И, когда служба кончилась, духом Иоанн Кронштадтский узнал, что стоит Матронушка. И позвал ее: «Матронушка, иди ко мне». Потом сказал: «Расступитесь, люди, дайте дорогу». Матронушка прошла к нему, и они что-то говорили потихоньку. Он сказал, что это восьмой столп России: «Моя замена».
И. К.: Расскажите, пожалуйста, как она попросила написать икону «Взыскание погибших», какова история написания этой иконы.
А. Б. М.: Попросила она людей собрать денег, пройти по всем деревням, чтобы написать ей икону «Взыскание погибших», которую она избрала.  Она сказала, что есть книжечка на такой-то полочке, на такой-то странице есть образ ее. Вот этот образ надо написать.  Тогда нашли эту книжечку, принесли, и она сказала, что этот образ надо написать. Надо искать художника. Нашли художника, молодого человека, лет тридцати. Она ему сказала: «Иди, покайся». Он пошел, покаялся и начал писать. Начал писать, а у него ничего не получается. Что же такое? Ничего не получается. Он пришел к ней опять.
– Матронушка, у меня ничего не получается.
Она ему говорит: «А ты не раскаянный, иди, кайся еще. Ты убил человека». Пошел, раскаялся: да, действительно был такой случай, что он убил человека. Раскаялся, и после этого он написал икону. Эта икона сейчас сохранена, есть она, очень красивая, на розовом фоне. Она будет (эта икона), как Матронушка прославится, над ее мощами.
И. К.: Какие пророчества еще вам запали в душу? И вы их особенно помните…
А. Б. М.: Матронушка в 1939 году говорила, что скоро-скоро будет война. Молитесь, молитесь! И вот в 1941 году была война. Она жила в Староконюшенном переулке, на Арбате, в Москве. И, когда близко уже подошли немцы, она сильно молилась, сутками. Просила у Господа, чтобы они не вошли в Москву. Так это и было.
И. К.: В книжке написано, что Сталин был у Матроны. Не знаете ли вы каких-нибудь подробностей?
А. Б. М.: До этого времени Иосиф Виссарионович Сталин был у Матроны. Там работал мужчина из села Себина, жил в Москве. И он подвозил продукты в Кремль. И, когда он как-то встретился со Сталиным, сказал: «Иосиф Виссарионович, вы хотите узнать, кто победит в эту войну?» И он сказал ему адрес, где находится прозорливая, «…которая вам может сказать». Когда Сталин пришел в Староконюшенный переулок, она его приняла, положила ему на правое плечо руку и сказала: «Красный петух победит. Победа будет за тобой, народ победит. Ты один не выедешь из Москвы из начальства».
Я вначале это услышала – и не поверила. Но когда мне пришлось встретиться в больнице с Александром Николаевичем Бакулевым, академиком, который заболел… И обычно в «кремлевке» лежал, а сейчас сказал, что ляжет в корпусе, который он же выстроил в Петроградской больнице, где он начинал свою деятельность – санитаром. Он в эту палату лег, я как раз была медсестрой. Он сказал, что персонал, который на посту, «…тот и будет меня обслуживать – персонального мне не надо». Эта доля выпала мне. И он сказал, чтобы без звонка ходить в палату. Я ходила аккуратно: шапочка, волос не видно было, я не красилась, – ему это очень нравилось. 
Он носил ножницы с собой в кармане, и если видел волосы у кого из врачей, то их отрезал. Поэтому, когда идет Александр Николаевич по корпусу, все скорее бегут – волосы убирать, губы вытирать. Он любил скромных.
И сказал мне, что хочу – то спрашивать: «…спрашивай, я тебе все скажу». На ту долю выпало – я как раз вспомнила. Думаю: дай спрошу. 
Александр Николаевич сказал мне: «Мы с ним в то время, когда немцы подходили, были вдвоем. Я был главным хирургом Москвы. А он брал на себя все командование.  И вот мы иногда сутками не спали... И сказали, что немцы завтра будут в Москве. Мы с ним тогда все правительственные поезда, которые уезжали, отправляли в девять часов вечера с Белорусского вокзала». – И вот, тогда они собрались семьями и поехали на Белорусский вокзал, сели в поезд. – «Тут же уснули в купе, как убитые, потому что сутки мы не спали». – Потом он первый проснулся, у них был телефон. – «Я смотрю, а наш поезд на месте, на вокзале. Я позвонил: в чем дело? Там сказали, что немцев погнали из Москвы. Я влетаю к нему в купе: ”Иосиф Виссарионович, мы же не уехали!” – И он вышел. – Ты бы видела, Тонечка, – он меня так назвал, – как мы с ним прощались. Обнялись, и плакали, и плясали, и пели. И сказал, что не судьба нам выехать из Москвы». Эти слова подтвердили матушкины проречения, что она сказала: «…один из начальства не уедет из Москвы».
Люди это знали, когда Сталин был в Москве. Где он выступал, то люди работали сутками, не переставая. Зная, что Сталин в Москве, они этому радовались и работали, не уставая. «Он не выедет», – как она сказала. Так это было. Тогда я поверила.
И. К.: Матушка, расскажите, пожалуйста, как умирала Матрона. И какие были ее слова последние?
А. Б. М.: Матронушка за три дня предсказала свою смерть. Сказала день и в какое время.  Тогда все люди опечалились, жалко было потерять такого человека, но ее подошло время.  И тогда, когда умирала, она говорила: «Молитесь! Время плохое подходит – молитесь!  Молитесь – конец близок. Меньше житейскими делами занимайтесь, спасайте свою душу».
И когда она умирала, был отец ее духовный – Димитрий. Когда она умирала, она сложила свои ручки перед смертью и сказала: «Правильно я отец Димитрий лежу и сложила ручки?» Отец Димитрий сказал: «Ты все правильно делаешь. Что я знаю? Ты больше меня знаешь, Матронушка.  Ручки у тебя лежат правильно».
И вот она умирает, все люди попрощались с нею. Лежала два дня она там, а потом на третий день ее уже отвезли в церковь. 
Еще Матронушка сказала перед смертью: «Вы не знаете, что вас ожидает. Молитесь! Такие скорби вас ожидают, которые… вы не знаете, что вас ожидает! Молитесь, молитесь, молитесь! Жаль мне вас. Что вас ожидает! Какие вас ожидают скорби! Молитесь, молитесь и молитесь!»
И. К.: Какие чудеса были после ее смерти на ее могилке?
А. Б. М.: Песок был очень благодатный, когда она лежала там.  Песок благодатный, такое исцеление давал и такое чудо сотворял! Вот, например, мальчик попал в окружение пяти человек, ему бы была смерть. А у него песочек был в кармане. Он взялся рукой за песочек (как я им говорила, что «…всегда берите правой рукой за песочек») и сказал: «Матронушка, помоги! Матронушка, спаси! Матронушка, выведи меня отсюда!» И вдруг у них ослепли глаза.  Они кинулись: где же он, куда он ушел? А он стоял среди них. Она им закрыла глаза.  И он увидел пространство между двух ребят, прошел мимо и ушел. Потом на второй день приходит к Матронушке и благодарит с мамой вместе. И благодарили Матронушку, что он ради этого песочка, ради Матронушкиного, остался жив. Иначе его бы не было. 
И так песочек очень много делал. И так же каждая свеча ее, которую брали с могилки. Вот один мальчик болел (два годика) на даче, и они не знали, что делать. Температура 40. На даче что делать? Бабушка вспомнила, что у нее есть песочек и свеча с Матронушкиной могилки. Она вязла эту свечу, зажгла ее от лампадочки и мальчика перекрестила. Положила песочек на грудку. Через 20 минут температура спала, стала 38. Через 10 – 37, а потом – 36. Вот это чудо большое сотворила Матрона своим песочком и свечой. 
Одной женщине из Москвы был сон, что она пришла к Матронушке на могилку, а Матронушки нет. Идет вода, живой источник, все люди набирают воду. Она спрашивает: «Где же Матрона? Где могилка Матроны?» Все молчат, никто не говорит, набирают воду. И она видит, что ручеек идет вдаль.  Она пошла по этому ручейку. Потом видит – идет матушка Матрона.  Она кричит: «Матушка Матрона, где ты? Матушка Матрона, где ты?» Вдруг Матронушка появляется. 
– Матушка Матрона, а где же твоя могилка?
– Да нет, доченька, моей могилки, меня еще не прославили. 
– Научи нас, Матронушка, как нам молиться! Мы же не знаем ни одной молитвы, как тебе молиться.
– Хорошо, я сейчас тебе продиктую.
И она пропела ей молитву. Эта женщина не запомнила эту молитву и говорит: «Я же не запомню эту молитву». Она говорит: «Хорошо, ты встанешь утром, возьмешь ручку, лист бумаги и напишешь эту молитву. Я буду тебе диктовать». Так она и сделала. Когда утром встала, приготовилась, помолилась, взяла ручку, лист чистой бумаги, и Матронушка начала ей диктовать на ухо. И она все это писала. Даже заставила ее проставить ударения. И сейчас эта молитва у всех людей на руках. Когда мы про сон рассказали старцам, старцы сказали, что сон от Бога. И сказали, что эту молитву надо печатать и раздавать людям. То, что я и сделала. Печатали и раздавали всем людям. Молитва очень хорошая. И я думаю, что вы все имеете эту молитву уже.
И. К.: Матушка, расскажите, пожалуйста, как поднимали мощи, потому что вы были свидетелем и были в момент поднятия мощей. Расскажите поподробнее.
А. Б. М.: Блаженная Матронушка… Когда поднимали ее мощи, это было 8-е марта под 9-е, в День Православия. Поднимали мощи ее в ночь. Примерно в девять начали копать могилу. Копали очень долго, потому что захоронение было 2 метра, глубокое. Когда дошли до гробика, стали ведрами вынимать землю. Потом стали руками снимать эту землю и в ведра подавали. Когда дошли уже до гроба, он лежал целый. А когда до него дотронулись, он лопнул пополам, а потом на частички разошелся.
И стали поднимать мощи.  Первым подняли череп Матронушки, сразу на простынку положили, гробик был приготовлен. Потом достали и все мощи. Подложили дощечку, чтобы не нарушить,  и на дощечке подняли все мощи. Положили на простынку и в гробик, чтобы все полностью было. 
Работала комиссия, профессора, долго работали. Один-два раза в неделю занимались ими, исследовали все, как положено. Сохранилось ее платьице.  Немножко где сгнило, но его восстановили, так что на ней надето ее платье, личное. Сейчас они находятся в женском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, на Таганской улице, дом 58, в Москве. 
Блаженная Матронушка была очень доброй. Из добрейших добрая! Любила всех и жалела всех. Когда к ней приходили на могилку, она даже сама участвовала во всем. Она ходила по очереди, ее очень многие люди видели, как она всех благословляла. Хотят у нее спросить, она проходила мимо, ни с кем не останавливаясь. Только эту очередь благословляла. 
Также она любила… Тем, кому плохо из очереди, тут же она как-то помогала. Подойдешь к могилочке – и быстро у людей боль проходила. Или с сердцем плохо или что еще – пока долго они стоят к Матронушке, чтобы  подойти. Сразу она всем помогала. Всех  она любила. Всех сопровождала, встречала. Это было заметно по людям, как все люди приходили. И говорят, что уходишь со спокойной душой, с такой благодатью, как будто все в порядке в душе и в доме. Так Матронушка посещала каждую душу.
И. К.: Что сейчас находится на том месте, где была раньше могилка блаженной Матроны?
А. Б. М.: В настоящее время, когда мощи подняли, могилка Матронушки там осталась. Часовню мы убрали, положили мы на ее могилку по благословению мрамор большой. Была ограда, и ее закрыли на замок. После этого, поскольку людям нужен бизнес для денег, люди, которые цветы там продают, чтобы люди туда ходили, они сломали замок и сделали туда доступ. Но туда люди ходят нехорошие, экстрасенсы. Может быть, они читают над этим песком, но там же невозможно дежурить, мы не можем. Когда приходим, то разгоняем их. Поэтому не надо сейчас на кладбище к Матронушке ходить. Никакой благодати, вся благодать с ее мощами. Где ее мощи, туда надо идти. А туда, где она лежала, уже не надо ходить. Не надо слушать и верить, потому что ходят такие лжепророки… Говорят то, чего и не было.