Текущие послушания

Издательское дело

Монастырское подворье

Клуб любителей животных

Монашеский хор

Русская школа гомеопатии'Вверх по структуре / UpНазад / BackВерсия для печати / Print version

Русская школа гомеопатии.

 

Священномученик митрополит Серафим.

(Леонид Михайлович Чичагов.1856-1937гг.)

 

Потомок древнего аристократического рода, гвардейский офицер, прекрасный музыкант и художник. Разнообразие интересов этого исключительного и талантливого человека достойно удивления.  Но главным делом его жизни стало служение Русской Православной Церкви. От митрополита Серафима остались «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», послужившая канонизации преподобного Серафима Саровского, а также другие философские и  богословские труды, проповеди. Желание максимально помогать страждущим, привело Леонида Михайловича к занятиям медициной, которую он досконально и глубоко изучил. Сам помогал больным, (число его пациентов доходило до 20 000 человек) и составил лечебник с теоретическим обоснованием и практическими рекомендациями лечения болезней на основе применения растительных лекарств. Л. М. Чичагов  на базе основных принципов гомеопатии создал свою собственную систему лечения. Он рассматривал организм человека как систему, находящуюся  в постоянном динамическом равновесии. «Болезнь  есть нарушение равновесия. …природа, действующая самостоятельно и противодействующая всему неестественному, излечивает наши болезни; она сама стремится восстановить кровообращение, которое нарушилось от болезни». Это положение в последствии найдет подтверждение в   теории  гомотоксикологии доктора Г. –Г. Реквега – основателя новой науки – гомеопатической антигомотоксикологии, соединившей гомеопатический и аллопатический методы лечения. Поэтому «Медицинские беседы» это не только историко-медицинский памятник конца XIX века. Это капитальный труд, не потерявший своего практического значения и в наши дни.

 

Вашему вниманию предлагаются выдержки из двухтомного сочинения Л. М. Чичагова «Медицинские беседы», репринтное издание, изд. «АВАНТИ». Москва, 1999г.

 

О сущности болезней. «Медицина не скрывает того, что она мало знакома с сущностью болезней, но что следует понимать под словом сущность? Бактерии и бациллы, признанные за причины болезней, составляют ли их сущность? Ведь мы не знаем еще, они ли производят известное заболевание, или выделения их. Или они просто представляются носителями известного яда? Существуют бактерии болезнетворные и не болезнетворные, те и другие похожи друг на друга, а потому можно предположить еще иную причину, служащую к превращению бацилл и бактерий в болезненные начала.

Было замечено, что многие больные выздоравливали без лекарств, а иногда скорее, легче, самостоятельно, чем при вмешательстве медицины. Как объяснить это явление, не совсем приятное самолюбию науки? При современных познаниях наших в анатомии, объяснение очень просто. Организм человека устроен так, что в нем происходит постоянный обмен веществ, то есть питание новыми продуктами и удаление из организма всего отжившего, негодного и болезненного. Этот обмен совершается при помощи кровообращения, которое не останавливается ни на одну секунду в течение жизни человека. Очищение крови, удаление из нее вредных веществ произойдет только тогда, когда кровь будет достигать с известной быстротой и правильностью таких органов, которые специально устроены для этой цели, а именно легких, печени, почек и кожи. Натура или природа человека руководит обращением крови и потому оно совершается без участия нашей воли. Но, однако, правильность кровообращения находится в зависимости от множества условий, которые мы  должны исполнять, и  как разумные создания Божии, одаренные волею, мы можем относиться к этим условиям со властью. Желание или нежелание быть исполнительными зависит от нас, а, следовательно, мы можем вредить или помогать обращению крови в нашем теле. Затем в числе условий находятся и такие, которые наполовину зависят от нас и, наконец, влияют на кровообращение помимо нашей воли, как,  например, температура, климат, зараза ядами и т. д. Таким образом, внутри человека действуют две силы – природа и наша воля. Природа по своей мудрости стремится всегда к доставлению законного и благого, и если ей не слишком противодействует наша воля, то она одержит верх. Вот почему природа, действующая самостоятельно и противодействующая всему неестественному, излечивает наши болезни; она сама стремится восстановить кровообращение, которое нарушилось от болезни. Но это еще не доказательство, что природа может всегда  при всех болезнях восстанавливать правильность кровообращения своею силою, так сказать. Если болезнь происходит от ненормального состава крови или уже процессы болезни выразились разными изменениями в тканях органов, то одной силы природы бывает недостаточно. Тогда природа сама требует помощи, которую должны подать терапия и фармакология. Следовательно, эти науки могут содействовать очищению крови и организма от болезненных начал, поступивших в кровь, когда природа или натура человека делается недостаточно могущественною для самостоятельной борьбы с болезнью. По правде таких случаев больше чем уверяют люди науки. В нашем веке болезненность так развита, что медицина сделалась самою необходимою и драгоценною наукой для людей». (стр. 536 – 537).

Определение и диагностика болезней. «Болезнь есть нарушение обмена веществ или равновесия в организме, то есть нарушение правильности кровообращения, вследствие болезненного состояния крови. Здоровье наше зависит от 1)количества и качества крови 2)правильного обращения крови в теле и 3)отсутствия в нас органических недостатков, могущих перейти к нам по наследству от родителей.

Без правильного диагноза не может быть равного лечения, а потому диагнозу придается столь важное значение в  практике . По моим убеждениям диагноз болезней должен состоять:

1)из исследования наружного вида больного и его физического самочувствия;

   2)из допроса субъективных ощущений больного;

3) из исследования объективных симптомов и

4)из контрольного диагноза с помощью лекарств.

Диагноз должен обнимать все болезненные изменения,  происшедшие в больном организме, как в физиологическом, так и в анатомическом отношении, не ограничиваясь одним навязыванием ярлыка болезни, а  разъясняя способ происхождения болезненных явлений и взаимное между ними отношение. Нет никаких твердых правил, никакого шаблона для составления верного диагноза; только полное понимание и разумная оценка симптомов болезни доставляет высокую степень вероятности и, за исключением тех немногих случаев, где дело совершенно ясно, диагностика основана на исчислении вероятности.

«Впечатление наружного вида больного и его субъективные показания, это – главный план, по которому уже врач приступает к осмотру и выслушиванию. Неоспоримо, что при диагнозе болезни играет большую роль взгляд на человека. Еще Багливи сказал относительно хронических болезней: «если цвет лица здоров, то вам нечего опасаться запоров и других расстройств кишечника». Мантегацца прибавляет: «я позволю себе сказать то же самое относительно и всяких других болезней». (стр.554).

«Одновременно с наружным осмотром больного начинается его допрос. Допрос служит для выяснения особенностей, субъективных ощущений больного. Зависящих от тысячи условий и обстоятельств. Задача всякого истинно-научного терапевта должна заключаться в тщательном индивидуализировании данного случая. Каждое больное или субъективное ощущение непременно имеет свое органическое основание в том органе. На который указывает больной; точно также и характер боли во многих случаях определяет местопребывание болезненного процесса. Весьма часто вся болезнь пациента заключается только в субъективных страданиях, которые важны в том отношении. Что дают возможность распознавать болезни в самом раннем периоде их возникновения, когда они выражаются лишь субъективными симптомами». (стр.555-556).

«В наружных и серьезных внутренних болезнях нельзя не обращаться к объективным симптомам, если желаешь распознать причины, вызывающие страдания, или, вернее сказать, находишь нужным фактически подтвердить свои заключения. Не отвергая важности объективных симптомов в некоторых случаях, я однако не могу им придать большего значения, чем субъективным показаниям. Многие поражения вполне или от части недоступны исследованию и поэтому нередко остаются скрытыми и не распознанными. Иногда расстройства слишком незначительны или медленно развиваются и незаметно нарушают деятельность органа; это бывает в начале большинства болезней и в продолжение всего течения некоторых из них. Далее, нередко те или другие болезненные явления заставляют предполагать страдание той или другой части тела, не давая, однако, определенного понятия о самой сущности болезни. …я отказываюсь от подписи своего имени под определением гг. аллопатов, которые решили, что, во всяком случае, объективные признаки имеют гораздо более значения, нежели субъективные». (стр.557).

    «В  руках врача есть вернейшее средство проверить свои предположения или выводы при диагнозе; средство это – лекарство, предлагаемое больному. Оно обладает известными, неизменными свойствами, которые врач обязан знать точно; оно произведение мудрой природы, всегда действует по непреложному закону и оно только может безошибочно подтвердить или отвергнуть предположения диагностирующего доктора. Так как все мои лекарства, за небольшими исключениями, действуют почти моментально, то я поступаю так: даю, предположим, лекарство для почек и спрашиваю через 2-3 минуты, что пациент чувствует. Если нет никакой чувствительности в почках, то при правильном диагнозе должна возбудиться чувствительность, так как ускоренное кровообращение, вследствие давления на кровь лекарством, непременно возбудит чувствительность в больном органе. При болях в почках чувствительность по той же причине должна уменьшиться. Если диагноз был ошибочен, то лекарство не произведет никакого влияния. Затем, так как те же симптомы болезни случаются при страдании печени, я перехожу к лекарству, специфичном для печени. Может случиться, что пациент жалуется на две совершенно самостоятельные болезни, и тогда приходится ему вручать два лекарства. Я должен здесь пояснить, что я не могу повредить больному, предлагая ему лекарство, не соответствующее его болезни, и при пробах меняя лекарство одно за другим. Мои средства безвредные, предлагаются в малых дозах и действуют динамически, а не химически». (стр. 562-563)

© novogolutvin.ru
Общество садоводов

Медицинский центр

Иконописная мастерская

Воскресная школа

Вышивальная мастерская

Керамическая мастерская

Карта сайта

Главная

Почта

Поиск
Реставрационная мастерская