Летопись

Святыни

Послушания

Галерея

Прямая трансляция

Глава 12. Под покровом Иверии.'Вверх по структуре / UpНазад / BackВерсия для печати / Print version

Ценен внутренний, а не внешний опыт
– опыт внутреннего чувства. Знание указало нам
бесконечное кладбище многих гипотез
от их собственных противоречий.

16 Всемирный конгресс философов.

 

Как я оказалась в Грузии?

Когда я рассказала батюшке, что меня отправили из монастыря, он предложил поехать в Грузию. К нему приезжала монахиня Еликонида и просила помощи: на краю армянской деревни, на границе Грузии и Армении, жили несколько стареньких монахинь, еще помнивших службы в русском монастыре, разрушенном сразу после революции.

Жители деревни пожалели тогда еще юных послушниц и выделили им клочки земли, где они построили землянки, а потом небольшие домики. Местечко называлось Ахкерпи, и, чтобы до него добраться, надо было ехать от Тбилиси 4 часа на автобусе в горы. Вскоре оно стало моим пристанищем.

Сестры жили под руководством митрополита Зиновия, (Зиновий, митрополит Тетрицкаройский, в миру Захарий Иоакимович Мажуга. Родился 14 сентября 1896 г. в г. Глухове, в 1912 г. поступил в Глинскую пустынь и всю жизнь был последователем ее духовных традиций. В 1914 году был призван в армию и попал на самый тяжелый участок фронта, в Белоруссию, в Пирские болота. От постоянной сырости он заболел и был определен в Конвойную роту. В 1917 году он вернулся в монастырь и принял монашеский постриг в день Благовещения. В 1922 г. после упразднения Глинской пустыни инок Зиновий уехал в Абхазию. Уже будучи иеромонахом, он был настоятелем храмов, а когда храмы закрыли, ушел в горы и стал пустынником. Но их нашли и разогнали… Отец Зиновий стал странствовать по греческим селениям, отрабатывая хлеб и ночлег. В 1936 г. был арестован и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала, а потом пересылали из лагеря в лагерь (Лялин В.Н. По святым местам. СПб, Сатис, 2001). По возвращении в Грузию, с 1942 г. служил в тбилисском Сионском Успенском соборе и прошел все ступени церковной иерархии… Этот подвижник духа был столь уважаем иерархами Грузинской Православной Церкви, что в 1956 году он, русский, был рукоположен во епископа, а в 1972 г. возведен в сан митрополита Грузинской Православной Церкви. Владыка Зиновий духовно окормлял русские православные приходы в Грузии и Армении. Завершая свой земной путь, митрополит Зиновий принял схиму с именем Серафим (в честь преподобного Серафима Саровского). Скончался схимитрополит Серафим 8 марта 1985 года на восемьдесят девятом году жизни. Он погребен в храме во имя святого князя  Александра Невского в Тбилиси»), а прямо в Ахкерпи, в отдельном домике жил схиархимандрит Херувим, к которому меня сразу подвели, как только я приехала.

Посмотрев на меня, он дал мне четки, но строго сказал:

- Согнись, надень мешок на себя, юродствуй.

Много позже, уже в Коломне, во время монашеского пострига мне дадут имя святой, прославившейся в подвиге юродства. Так почти через десять лет благословение старца сказалось в этом важном событии.

В Грузии сестры дышали воздухом пустыннического подвижничества. Про ушедших в вечную жизнь рассказывали с восторгом.

Схиигумения Мария (Соловьева), любимая сестрами, смиренная и прозорливая, была причастницей многих небесных видений, боролась с падшими духами, страдала от них даже побоями…

Схимонахиня Евфимия, перед смертью видевшая всех святых, которые под колокольный звон вышли ее встречать…

Сам схиархимандрит Херувим, с детства оставшись сиротой, ушел в монастырь, затем в пустыню (под Сухуми), потом по этапам ссылка в Сибирь… Последние дни его жизни проходили в Ахкерпи.

Батюшка очень любил пустынническое жительство. Часто уходил в лес молиться, а к поясу привязывал пустые консервные банки, волков пугать. Говорил, что где-то в лесах живут пустынники, есть храм под землей, но о них открывать нельзя, там особый подвиг.

Литургию батюшка служил ночью, но нечасто, а в остальное время молился уединенно. Сестры, а их было немного, пели: это монахиня Сидония, монахиня Павла, монахиня Еликонида, Дуся (сейчас игумения Ева) и я, - хотя пела, в основном, Дуся, я подпевала, а остальные чинно сидели на своих местах. Служили в домике, где жила прежде схиигумения Мария, и в одной из комнат был домашний храм.

Батюшка говорил, что здесь большого монастыря не будет, потому что сестры доживают в своих немощах. Но все-таки это были настоящие монахини, любившие службы. Они ежедневно вычитывали полный круг Богослужебного чтения, часто пересказывали Жития Святых друг другу, утешаясь какой-то вновь обретенной мыслью, читали Святых Отцов и учили смирению и любви.

Старшей у нас была монахиня Сидония, но игуменства она принимать не хотела, по истинному смирению: зачем игуменствовать над тремя сестрами? Но после ее смерти приехала в Ахкерпи одна больная женщина и получила исцеление: она во сне увидела Сидонию в наперсном кресте, излучающем свет и силу, которая и подняла эту больную. Еще она посоветовала ей выполнять четыре правила: почаще ходить на кладбище, как-то определенно молиться, и еще два я не помню. 

Вот добрый плод иного пути, благословенности в жизни, которая способна дать благую помощь и по смерти...  Воистину, в этом мире для нас еще много загадок.

Даже подвиг служения науке в попытке раскрыть новые тайны мироздания в свете естественнонаучных знаний, если не обращается к премудрости Божией, то является всего лишь, как говорят мудрые, занятием «для детей природы, стоящих на низшей степени познания».

Даже если при постепенном усовершенствовании научного знания будут изучены новые законы, откроются новые космические силы, химические элементы, планеты, «это все не так важно»!

Не так важно для человека и оперирование понятиями естественной философии. И философы отмечают кризис этой области знания от ума человеческого:

 «Величайшие ценности человечества: личность, семья, собственность – подвержены разрушению и уничтожению. Отмечают, что причиной кризисного состояния философии является ее ориентация на естественнонаучную модель знания (эпохи Возрождения) и, соответственно, господство в ней естественно научных способов постижения реальности. Ценен внутренний, а не внешний опыт, – опыт внутреннего чувства» (16 Всемирный конгресс философов). А следовательно, важно то знание (ведение), которое введет в строй жизни, пронизанной благой вечностью, важен тот путь, которым человек пойдет со Христом.

Тогда дается сила душе, способная созидать добро на земле, и «ум, созданный по образу Прекрасного, и сам может быть прекрасным и исполняться великих благ». И вложил это знание Господь в «немощных и младенцев», а «премудрые мира сего» слепы и не имеют ключа к разумению.


продолжение...
© novogolutvin.ru
Публикации о монастыре

Лавка

Новости

Слово паломнику

Богослужение

Дети

Карта сайта

Главная

Почта

Поиск
Слово о монашестве