Летопись

Святыни

Послушания

Галерея

Прямая трансляция

Беседа двенадцатая.'Вверх по структуре / UpНазад / BackВерсия для печати / Print version

Великий философ позитивизма Джон Стюарт Милль говорил, что “только со Христом наступает признание ценности каждой единичной человеческой души. Это отрицать не может никто. Можно относиться ко Христу как угодно, но не признавать истории, что именно Он возвел человечество на такую высоту — не в праве никто”.

Какая цель всех ересей? Разрушить человеческую личность, человеческую душу. В различных ересях личность человека обесценивается, потому научает этой лжи диавол, а он хочет погибели человека.

В католичестве: учения о сверхдолжных заслугах святых, индульгенциях и чистилище; самый акт спасения представляется каким-то контрактом, торговым договором. Заслуги Спасителя при этом делаются, если не излишними, то, по крайней мере, непонятными и малозначительными. А личность человека уже совершенно исчезает и теряется, потому что одна личность заменяет другую своими заслугами. Личная порочная жизнь ничего не значила для индульгенций, дававшихся не только за предков, но и за все потомство на тысячи лет. “О, Ватикан! Ты обогащаешься на грехах своих чад!” — говорили святые отцы. C IX столетия начало оформляться отступление от Вселенского Сознания, от Соборнаго Разума — т. е. от Единой Церкви — римского епископа, который, подобно деннице, увлек за собою и некоторые поместные церкви Западной Европы.

Ужасом веет от римской теории о главенстве и непогрешимости римскаго епископа: в римском Требнике (около 1600 года) есть слова, согласно которым Христос, якобы, передал ап. Петру все царства мира: “Ты еси пастырь овец, тебе Бог передал все царства мира”. Евангелие не знает таких слов Христа Петру, эти слова были сказаны Христу искусителем: “Я дам Тебе все царства мира”.

Как говорит Достоевский в “Идиоте”, католицизм опаснее атеизма, потому что проповедует он искаженного и поруганного им Христа. Захватив земной престол, Папа взял меч и прибавил “ложь, пронырство, обман, фанатизм, злодейство”. Католицизм опасен именно тем, что он предлагает подмену, подделку Христа. Нарождается “безбожная  религиозность”. Так , католический священник о. Кардонель в своей книге писал: “Мы не идем по направлению к другому миру; нет Неба, нет потустороннего, нет ничего иного, а только полное углубление того, что мы есмы...”

Итак, мы видим, как “поднимает свою голову религия человекобожества, т. е. поставление человека с его страстями, неустойчивостию, извращенностию и преходящестию на место Бога... Это уже не “потусторонность”, а явная опасность полной подмены Царства Божия царством зверя”, это уже та страшная мнимая религия, “приход которой предносился встревоженному взору Достоевскаго в его “Бесах”, это уже — “Мы не с Тобой (т.е. не с Христом) а с ним” (духом гордыни и лжи, искушающим Господа) — великаго Инквизитора.

“Римский первосвященник, который является на земле заместителем Бога и Господа нашего Иисуса Христа, — обладает  полнотой власти над племенами и царствами, и всех судит” ...здесь мы присутствуем при великом соблазне поклонения не Христу, а духу лжи и гордости, а отец лжи — Сатана”.

Начиная с XV-го столетия, в западноевропейских странах началось движение протеста против нравственного упадка папского двора, против заблуждений Рима в области веры и иных злоупотреблений римскаго духовенства. Это движение протеста привело, в странах средней, северной и северо-западной Европы, к образованию протестантских церквей, а именно:

  • Лютеранской — в Германии, Дании, Швеции, Норвегии и Голландии;
  • Реформаторской — в Швейцарии и Северной Америке, и
  • Англиканской — в Англии (в Сев. Америке — епископальная).

А так как протестантизм заключает в себе церковно-разрушительные начала, ибо отвергнув Священное Предание и всякое посредство в изучении и понимании Святаго Писания, протестанты на место их поставили ничем не стесняемый произвол разума: мой разум — единственный судья в делах веры, т. е. это тот же процесс обожествления человека.

Религию низвели на степень рациональной философии и проложили путь всевозможным заблуждениям ума человеческаго. появляется множество разнообразных рационалистических и натуралистических школ, или лучше — сект, число которых в настоящее время превышает 250.

 В лютеранстве догмат таков — стоит быть уверенным в получении блаженства, чтобы в действительности обладать им. Для оправдания человека ничего не нужно, кроме внутренней личной уверенности в своем спасении.

В реформаторстве: все обращено к научению одного рассудка, что в результате привело к материализму, т. е. отрицанию Бога вообще.

Церковь на Западе перестала быть Божественным установлением, потому что человек своим разумом изменил все догматы Церкви.

“Индивидуальный разум не дан нам законченным и зрелым, посему не может он один вместить всю сокровищницу Церкви, все богатство Истины; он должен развиваться и расти в соответствии с нашим духовным ростом, который происходит в сердце человека, почему и Спаситель говорит: “Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят”. “Не индивидуальный разум, — как учат протестанты, — а лишь Соборный Церковный Разум является носителем Истины”.

В то время, как Православная Церковь остается верной Христу, Который и есть “Путь и Истина и Жизнь”, западный мир все более удаляется от Благой Вести, от апостольскаго наследия. Царство Небесное уже не ставится как высшая цель и вместо этой цели, Богом установленной и Христом открытой, выдвигаются земные цели, сначала т. н. цели гуманизма, а затем имя Христа используется для осуществления идей — создания единаго правительства, мировой Диктатуры, — всеобщаго мира на земле, введение равенства и одинаковости, которые распространиться должны не только на питание, но и на веру и нравственность, на духовную жизнь.

“Церковь, как общество радостных, которые имеют надежду и жизненно значительную весть для мира, которые борются за экономическую справедливость и за человеческое достоинство, которые исполнены заботы о больных и униженных и признают полную ответственную свободу научных изысканий и искусства”, — так гласит один из тезисов Мирового Экуменического cъезда в Упсала, 1966 года.

Спасение мыслится в братском единении человечества, точнее, в социальном коллективе, в прогрессивной демократии, но — вне Бога, без Христа.

“Слово Плоть бысть” и “мы видели славу Его”, — “видели и свидетельствуем вам сию вечную Жизнь, которая была у Отца и открылась нам”- cвидетельствует Апостол Иоанн Богослов. Сын Божий вошел в мир, к нам пришел; великая тайна Воплощения, страдание и воскресение — это реальность, которою живет Христова Церковь. “Бог воскресил Его из мертвых, ибо ей невозможно было одолеть Его... чему мы все свидетели”, — отсюда — Радость Вечной Жизни и ее торжество: “Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, инаго вечнаго жития начало” — Христос воскресе! — “Сия есть победа, победившая мир — вера наша” — в этом сущность Православного исповедания и благовестия.

И если религия отвечает на вопрос: в Кого веровать и как веровать; то нравственное богословие отвечает на вопрос: как жить... И когда нарушается чистота исповедания и происходит отпадение от полноты Истины, нарушается и нравственность сынов человеческих, не оказавшихся верными Богу.

Во время распространения католицизма нравственность падает. Один византийский историк Никифор Григора так характеризует современное ему общество: души всего христианского мира блуждают точно по какой-нибудь непроходимой и безводной пустыне. Безсовестность... Все слилось в безразличную массу. Люди впали в бессмысленное состояние и не стало человека, который мог бы сам решить, что полезно и какими признаками отличается благочестие от нечестия”. Греки глубоко пали в нравственном отношении. Астрология, магия, прорицания и гадания были в большом ходу.

Вместо искания Царствия Божия запад стал возвращаться к язычеству. Стали восхвалять красоту человеческого тела и его силу. В эпоху Ренессанса гадали на трупах, заклинали публичных женщин, вызывали демонов, занимались хиромантией, бросали в море Распятие с ужаснейшими богохульствами. Атеизм, хотя и не был возрожденческою идеей, но антицерковность стала корениться в тогдашнем быту.

Повсюду происходила ломка коренных основ жизни и начиналась борьба с Церковью, которая возвещала благочестие и возвышала  достоинство человеческой личности.

В России подобная трагедия развернулась с реформ Петра I, которые положили начало упадку в духовной жизни России. Царь сам стал главой Церкви, упразднив Патриаршество. Священный Синод стал одним из государственных ведомств. Петр I решил сломать весь быт русского человека, изменить его по западному образцу.

Князь М. М. Щербатов пишет в статье “О повреждении нравов в России”:

В коль краткое время повредились повсюду нравы в России. Несть ни почтения от чад к родителям, несть ни родительской любви к их исчадию, которые с радостию отдают воспитывать чуждым иностранцам детей своих. Несть искренней любви между супругами. Несть дружбы, ибо каждый жертвует другом для пользы своея. Несть любви к отечеству, ибо почти все служат более для пользы своей, нежели для пользы отечества.

Касательно до внутреннего жития, хотя сам государь довольствовался самою простою пищею, однако он ввел уже в употребление прежде не знаемые в России напитки. Начали уже многие дома упадать, и упадающие ожидать милости государевой... Начали люди наиболее привязываться к государю и к вельможам, яко ко источникам богатства и награждений.

Грубость нравов уменьшилась, но оставленное ею место лестию и хамством наполнилось. Оттуда произошло раболепство, презрение истины, обольщение государя и прочее зло...

Уменьшилась  вера, исчезла любовь к Богу и Святому Его закону, и нравы, за недостатком другого просвещения, исправляемые верою, потеряв сию подпору, в разврат стали приходить.

Не могу я удержаться, чтобы не охулить развод его с первою его супругою рожденною Лопухиной,  и второй брак по пострижении первой супруги с племянницею Екатериною Алексеевною; ибо пример сей нарушения таинства супружества, ненарушимого в своем существе, показал, что без наказания можно его нарушать. Многие сему подражали и не токмо из вельмож...

Такими степенями достигла Россия до разрушения добрых нравов.

Прорубленное Петром I окно в Европу превратилось в широкую улицу, по которой огромными толпами шли мистики-реформаторы... Началось унижение Православной веры и русской народности.

Петр стал главой Церкви и появилось корыстолюбие, раболепство, легкость нравов, стало много тюрем, ссыльно-каторжных поселений, немцы и иностранцы проникали в управление.

А Императрица Екатерина II  закрыла 545 монастырей, при ней ссылали и бросали в тюрьмы священнослужителей, стали строить кирхи, костелы, синагоги, блудилищные дома и тюрьмы. Екатерина способствовала распространению гипноза, спиритизма, гадания, теософии, положив тем начало демоническому культу — служению диавола.

На пути сатанизации человечества еще одно ложное состояние духа — в буддизме — приводит человека к “союзу”, ибо слово йога с санскрита означает “союз”, “соединение”, но не с Богом, а с сатаной.

Буддизм отрицает собой христианство, он не принимает всемирно искупительной жертвы Христа Спасителя, заменяя ее эволюцией, делающей каждого сверхчеловеком и “божественным”. Буддизм — проповедь безбожия, материализма.

Как пишет Серафим Роуз о буддистах: “Мы, индийцы, прежде всего поклоняемся человеку! Человек — вот наш Бог”.

Отвергнув Бога, буддисты стремятся к обожествлению силой собственнаго духа. Их основная молитва — слог “ОМ”.

“Этот слог бессмертный и страшный, находя в нем убежище человек становится богом”. На самом деле это есть призывание блудного беса. Это призывание возводится в культ, значит, они как жители Вавилона, Гоморра и Содома восхваляют плотскую страсть, и умирающий буддист произносит слог “Ом” как гимн сатане.

Дух злобы нашел пристанище в сынах противления, которые идя по пути отпадения от благодати и истины измыслили новую философию: немецкая философия XIX  века выдвинула новый тип полубогов. Они думали, что все зло современной жизни происходит от того, что мы подчинились Евангельским требованиям: любви, кротости, милосердию. Перед человечеством только тогда развернется блестящая перспектива, — мечтают они, — когда оно освободится от нравственных пут, наложенных на него Иисусом Христом. Представьте человеку полный простор, освободите его от пустых призраков чести, стыда, признайте законность всех его страстей и вы поразитесь мощью проявленных им сил. Десятки, сотни, может быть, тысячи людей погибнут, будут раздавлены в борьбе, но зато победитель, упившийся их потом, кровью, по трупам, как по ступеням, подымается вверх и положит начало новой породе людей. Это уже будет сверхчеловек. Эта философия есть завершение теории Дарвина. Вся длинная лестница живых существ, по Дарвину, начиная от низшаго организма и кончая высшим человеком, представляет из себя непрерывную цепь перехода от одного вида к другому. Путем борьбы за существование выживают только более сильные, наиболее приспособленные. Так органический мир выработал, наконец, тип человека. Если человек длинной цепью соединяется с обезьяной, то почему мы останавливаемся на человеке? Когда-нибудь должно явиться существо еще более приспособленное к жизни, еще более совершенное, нежели человек. Следующая ступень — полубоги. Ради такой задачи не стоит смущаться требованиями религии, морали, совести, долга. Чем больше совершится зла, тем скорее явится сверхчеловечество. Вот слова философа Ницше: “Будьте тверды, не поддавайтесь жалости, состраданию, давите слабых, подымайтесь по трупам выше, вы дети высшей природы, ваш идеал — сверхчеловек. Торжествуют не лучшие, а наиболее сильные и хищные. Добру, любви и истине надо расступиться и дать дорогу насилию, бесстыдству и пороку”.

Все противники христианства — только предтечи сильнейшаго врага и противника Христова, мистически называемого  в Писании — антихристом. “И откроется человек беззакония, — пишет Солунянам ап. Павел, — сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом, или святынею, так что во храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога”.

И если вспомнить недавние события об “открытии новой эры для человечества”, и о провозглашении одного из учителей новейшей восточной формации — “Господом Вселенной”, то религия человекобожества подходит к своему завершению.

“В ноябре 1973 г. “Миссия божественного света” на три дня арендовала Хьюстонский стадион (гигантскую спортивную арену, полностью покрытую куполом), который должен был стать сценой для “самого священного и значительного события в истории человечества”. Со всех концов света собрались сюда “преми”, чтобы совершить поклонение своему “богу” и начать обращение Америки в свою веру (через средства массовой информации, представители которых были предусмотрительно приглашены), вступив таким образом в новую эру истории человечества. Событие получило соответствующее громкое наименование — “Тысячелетие — 73”.

Типичным представителем убежденных учеников Махарай-жи (в том, что он “бог”), был Ренни Дэвис. Все лето 1973 года он посвятил пресс-конференциям и речам, обращенным ко всем, кто согласится его слушать; он провозглашал Америке о Махарай-жи: “Он — величайшее явление в истории, а мы позволяем себе спать в это время... Мне хочется кричать на улицах. Если бы мы понимали, кто он такой, мы бы проползли на коленях через всю Америку, чтобы склонить голову у его ног”.

И действительно, поклонение Махарай-жи выражается в том, что перед ним простираются ниц, кладя голову на землю, при этом произносится санскритская фраза, выражающая восхищение. Его появление на “Тысячелетие — 73” было встречено оглушительной овацией, под аккомпанемент которой он воссел на высокий трон, увенчанный огромной золотой “короной Кришны”. В это время на электронном табло вспыхнуло слово “Б-О-Г”. Молодые американские преми рыдали от восторга, другие танцевали на сцене, оркестр играл “Господь Вселенной” — переделку старого протестантского гимна.

Все это происходило в “христианской Америке”. Здесь мы видим нечто большее, чем поклонение языческим богам. До недавнего времени подобное поклонение живому человеку было бы вообще невозможно ни в одной христианской стране; теперь оно стало привычной вещью для многих тысяч религиозных “искателей” на Западе. Перед нами готовая церемония поклонения Антихристу перед концом света — тому, кто в храме Божием сядет... как Бог, выдавая себя за Бога.

Но Бог поругаем не бывает, а всякая душа, одержимая гордостью, предается духовным непотребствам, опутывается плотскими страстями, чтобы по крайней мере, униженная плотскими пороками, сознала себя нечистой и оскверненной. Так после “воцарения” Махарай-жи произошло и посрамление, ибо, женившись на своей секретарше, он потерял популярность в признании его за “бога”.

Святые Отцы свидетельствуют, что гордость — столь великое зло, что заслуживает иметь противником ни Ангела, но Самого Бога.

И в дивном Откровении Апостол Иоанн Богослов свидетельствовал: “И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его”. “И брошены были во озеро огненное, и будут мучиться день и ночь во веки веков”.

© novogolutvin.ru
Публикации о монастыре

Лавка

Новости

Слово паломнику

Богослужение

Дети

Карта сайта

Главная

Почта

Поиск
Слово о монашестве